GRANDMASTER - изготовление лестниц, отделка помещений деревянным декором, продажа эксклюзивного деревянного декора
+7 (495) 226-99-62 +7 (916) 132-83-06
 
Погонаж
Изделия
Лестницы
Услуги
Галерея
 Главная  Вакансии  Вопросы и ответы   Контакты  

+7 (495) 226-99-62
+7 (916) 132-83-06
E-mail:info@gdde.ru
 

 Статьи
Стили архитектуры
Современные лестницы
Строим лестницы
Лестницы: особенности выбора
Изготовление лестниц
Конструкции винтовой лестницы
Складные и винтовые лестницы
Монтаж готовой лестницы
Криволинейные элементы лестниц
Лестница в интерьере
Обзор лестниц
Кессонный потолок
Резьба по дереву
Резьба по дереву ч.2
Кессонные потолки
Кессонные потолки ч.2
Кессонные потолки ч.3
Кессонные потолки ч.4
Кессонные потолки ч.5
Элементы стиля
Элементы стиля ч.2
Элементы стиля ч.3
Элементы стиля ч.4
Элементы стиля ч.5
Элементы стиля ч.6
Элементы стиля ч.7
Элементы стиля ч.8
Элементы стиля ч.9
Элементы стиля ч.10
Резьба по дереву Афанасьев-1
Резьба по дереву Афанасьев-2
Резьба по дереву Афанасьев-3
Резьба по дереву Афанасьев-4
Резьба по дереву Афанасьев-5
Резьба по дереву Афанасьев-6
Резьба по дереву Афанасьев-7
Резьба по дереву Афанасьев-8
Резьба по дереву Афанасьев-9

Яндекс цитирования
Rambler's Top100




Элементы стиля


Энциклопедия архитектурных деталей  /избранные главы/
главный редактор: Стефан Кэлоуэй (Stephen Calloway)


ПРЕДИСЛОВИЕ

Наш дом - это наша крепость" - написал сэр Эдвард Коук (Edward Coke) в начале 17-го столетия. Эта фраза стала основной для нашего мышления и уклада жизни. Однако по иронии судьбы знаменитая строчка великого юриста была написана в то самое время, когда Иниго Джонс (Inigo Jones) строил первый современный дом в Англии - Куинз Хаус в Гринвиче (The Queen's House of Greenwich) - преждевременное выражение утонченного вкуса и замечательный памятник новому идеалу жилья. С этого момента человек стал заботиться о своем доме не только как о крепости, безопасном и уютном месте, но и ценить его за архитектуру. Мы унаследовали замечательные дома, нас продолжают очаровывать детали и стилистические элементы, которые придают характер нашим домам. В Британии и в США интерес к старым домам стал чем-то вроде национальной навязчивой идеей. Желание знать и понимать историю дома никогда не было более сильным, чем сейчас. Возможно, мы стали больше, чем когда-либо осознавать решающее значение великих архитектурных традиций и центральное положение, которое они занимают в том, что мы называем нашим наследием.
Центральной идеей концепции наследия стало наше идеализированное представление о старинном доме, который независимо от того, большой он или маленький, вычурный или простой, воплотил многие черты цивилизации. Изучение эволюции архитектуры дома с поместьем в Англии и США, городских и сельских строений имеет длинную историю. Но в последние годы научный интерес к планировке, стилистическим различиям и деталям в старинных домах все больше связывается со страстным увлечением сохранения исторических памятников. В результате дома, в которых мы живем, привлекают все большее внимание - они стали предметом как научных исследований, так и оживленных общественных дискуссий и дебатов.
Один из главных защитников традиционных ценностей - Принц Уэльский много раз подчеркивал большую роль, которую прекрасная архитектура может играть в нашем ежедневном существовании. Он отстаивал мысль, что хорошее здание - не только показатель достижений цивилизации, но и важнейший фактор, влияющий на уровень жизни.
Сегодня те, кто ценят лучшие образцы старины, уверены в ее актуальности. Но надо сказать, что есть многое, что следует изучить или пересмотреть.

В последние десятилетия появилась опасность потерять многое из богатого наследия, как, например, тот роскошный словарь и даже грамматику, которая придавала архитектуре прошлых столетий ее изящество и шарм. Что нам сейчас нужно, - это возвращение к визуальной грамотности, пониманию всех элементов и деталей дома, которые менялись на протяжении пяти веков. Главная цель этой книги - облегчить понимание основ архитектуры.
Мы попытались создать в одном томе справочник для тех, кто интересуется наследием жилой архитектуры в Британии и США. Обширная часть иллюстративных материалов, которые собраны здесь, включает специально заказанные фотографии домов, репродукции, гравюры из основных публикаций об архитектуре каждого периода и иллюстрации, основанные на широком разнообразии архивных материалов, включающих старые фотографии и обмеры (зданий, ныне уже разрушенных) и редкие печатные издания и альбомы с образцами для строителей. Изображения, использовавшиеся для иллюстрации каждой главы, были отобраны отдельными авторами, каждый из которых провел специальные исследования периода, о котором он или она писали. Основной целью для каждой главы было показать развитие стандартных форм, а также проиллюстрировать некоторые важные высоты архитектурных достижений, разнообразие, которое всегда характеризовало жилые здания.
"Элементы стиля" предназначены главным образом быть визуальным и документальным средством для людей, интересующихся деталями домов или в качестве их владельцев, хранителей, архитекторов, декораторов по интерьерам или дизайнеров. Студентами или широким кругом читателей книга может быть использована как способ изучения истории британских и американских домов. Между подходом практическим и академическим нет настоящего разделения интересов: главное, что нужно, это интерес к деталям, их точности и тщательности.
Общий план этой книги - хронологическое описание периода за периодом, стиля за стилем. Основные главы посвящены тому, что можно назвать изысканной архитектурой: то есть зданиям, в которых, более или менее успешно соблюдены архитектурные правила и отдана дань модным тенденциям, а в поздние периоды домам, которые соответствуют преобладающему национальному типу. Дома, не попавшие под это довольно общее определение, скромные сельские жилища, дома с традиционным типом конструкций, использовавшиеся на протяжении долгого времени и явно местные варианты стандартных форм рассматриваются отдельно в главах, посвященных "народным" или местным стилям. Британский народный стиль описан отдельно с конца периода правления Тюдоров: до этого оба течения анализировались вместе, так как различия между ними были довольно стертыми. Их раздельный анализ мог ввести в заблуждение и быть бессмысленным. Глава, посвященная американским местным народным традициям, охватывает сельские и региональные особенности с Колониального времени (Colonial Times) до середины 19-го столетия. Эти главы очень избирательны из-за многочисленности местных стилей. Данная книга может проиллюстрировать только основные особенности местной жилой архитектуры.
Таким же образом, хотя Британия и США рассматриваются отдельно в первой части книги, главы Искусство и ремесла, Арт Нуво (Art Nouveau), Двадцатые и тридцатые годы, Современное (Modern) искусство и Постмодерн (Beyond Modern) охватывают материалы, относящиеся к обеим сторонам Атлантики, чтобы подчеркнуть тесные связи, которые существуют в эпоху взаимного международного влияния. Этот подход явился причиной некоторых интересных сопоставлений, например, работ Чарльза Ренни Макинтоша (Charles Rennie Mackintosh) в Глазго и ранних домов Франка Ллойда Райта в США.
"Элементы стиля" - книга не о великих архитекторах, хотя неизбежно их имена и работы окажутся на этих страницах. Их истории рассказываются в других местах и заинтересованному читателю будет не трудно найти дополнительную информацию. Она также не является описанием великих домов. Мы решили уделить особое внимание той категории, которую архитектор и строитель 18-го века называл "хороший средний дом" ("good middling sort of house"), так как в таких домах мы можем найти дух каждой эпохи и то качество, которое первый писатель, писавший об архитектуре в Англии, Сэр Генри Уоттон (Henry Wotton) требовал от всех прекрасных зданий: "прочность, удобство и очарование" ("Firmness, Commodity and Delight").


ЭПОХА ТЮДОРОВ И ЯКОВА (1485-1625)

Период Тюдоров и Якова можно рассматривать как поворотный момент в британской жилой архитектуре. Модные здания постепенно отходили от стилей и вкусов средневековых зданий к более сложным структурам с классическим декором.
После войн Алой и Белой розы (1455-85 гг.) приход к власти династии Тюдоров ознаменовал начало эры сильной власти, политической стабильности и процветания, а также новой эпохи строительства и перестроек. Не только первый и второй представители династии Тюдоров, Генрих VII и Генрих VIII строили многочисленные здания, но также и их подданные. Богатые и менее богатые строили заново, перестраивали и расширяли свои дома. Фахверковые здания реконструировались или перестраивались в камне или кирпиче, качество новых домов и их количество возросло.
Сооружение прочных домов и их большое количество дает возможность делать обобщения. С начала 16-го века впервые стало возможно с точностью описать историю английского интерьера. Однако затем на протяжении 400-500 лет происходили изменения таких важных элементов, как декор пола и стен, которые менялись согласно новым тенденциям. В домах 18-19-го вв. часто можно увидеть оригинальные стены, потолки и полы, тогда как в домах 16-го и 17-го вв. они встречаются намного реже. Сложность заключается в том, что некоторые элементы британского интерьера едва ли менялись с 17-го до 19-го века. Очень трудно, например, точно датировать железные изделия, так как их внешний вид, принявший однажды какую-то форму, не менялся сотни лет.
Там, где оригинальные элементы данного периода сохранились без изменений, это объясняется или их исключительным качеством, или какой-нибудь причудой строительства. Первоначальные полы иногда обнаруживают в месте, где на старые половицы были уложены новые. Сохранившийся декор стен может быть найден под более поздней деревянной обшивкой панелями, драпировкой или слоями краски. Таким образом, наши знания о раннем интерьере жилища расширяются благодаря обрывкам сведений, дошедших до нас.
Так некоторые общественные процессы помогают нам понять интерьеры эпохи Тюдоров и Якова. Новые дома этого времени несомненно стали более удобными, чем их средневековые предшественники. Центральный домашний очаг, который был единственным источником тепла в комнате в средневековом доме, к концу периода был заменен камином в стене в домах почти любых размеров. Изменения в конструкциях и декорировании интерьера были радикальными. Отказ от центрального очага означал, что больше не было потребности в одноэтажных домах с отверстиями в крыше; появились вторые этажи, и так как потолки больше не были темными от копоти, их можно было украшать. Возможно, важнее было то, что особое внимание стали уделять украшению пристенных каминов. С периода Тюдоров до середины 20 в. камины были доминирующим элементом в стиле комнаты.
Другой процесс, который был важным толчком для развития интерьера, это увеличение использования стекла.
В конце периода стекло стало привычным не только в домах большего размера, но стало применяться и в меньших зданиях. Это повлияло на число, размер и внешний вид окон. Кроме того, большие окна и окна без ставней теперь впускали больше света, и появился стимул для резного или живописного декора внутри комнаты


Более фундаментальным нововведением была специализация комнат в доме. В средневековье даже король обычно жил в одной большой комнате, где он ел, спал и руководил государством. В начале 16-го столетия сначала в королевских дворцах, затем в дворцах придворных и наконец в домах дворянства стали появляться специализированные комнаты. Обычными стали отдельные столовые, гостиные, спальни, туалеты и даже библиотеки и кабинеты. У каждой из этих комнат были свои функциональные особенности и требования и иногда специальный декор. Например, матерчатые драпировки были неприемлемы для комнат, где люди ели, поскольку они сохраняют запах пищи, а штукатурка, как считали в то время, была более подходящим материалом.
Другим фактором, который повлиял на интерьер, были региональные варианты. Строительные материалы, как правило, тяжелы и объемны, и их транспортировка стоила дорого до того времени, когда были построены эффективные дороги или проложены рельсы. Таким образом, стиль и форма зданий стали различаться по всей стране. Тремя основными строительными материалами были: дерево, кирпич и камень. Полностью деревянные здания можно найти только в областях, где не было много камня или специальной земли для изготовления кирпичей, например, в Уэст-Мидлендсе. Камень был почти универсальным материалом в большом известняковом поясе, который простирается поперек Англии от Бата до Линкольна, и он был стандартным строительным материалом повсюду в Шотландии и в Уэльсе. Долина Темзы и Восточная Англия обладали подходящей кирпичной глиной. Различные строительные материалы создавали разные архитектурные эффекты. Хотя некоторые формы, особенно окна и двери, могли быть воспроизведены в кирпиче, камне или дереве, на другие элементы декора сильно влиял материал, из которого они были выполнены. В каменных зданиях обычно было меньше декора, чем, например, в деревянных домах, поскольку камень было труднее и дороже обрабатывать. Области с хорошим строительным камнем, например Кот-сволдз (Cotswolds) или Нортхемптоншир, обычно имеют дома с более скромным декором, чем, например, фахверковые дома Ланкашира или Чешира. Кирпич стал все больше использоваться в областях, где не было камня, пригодного для строительства. Он различался, как и камень, по качеству и цвету: много зависело от глины, из которой он был выработан, и от производителя. Кирпич имел свои ограничения и преимущества: его можно было обтесывать (полировать), но чаще отдельные кирпичи выкладывали узорами, имевшими местные особенности.
Другой переменной, влиявшей на стиль, было местоположение здания, а именно, где оно находилось. Быстрый рост населения привел к периоду строительства городов настолько быстрому, что в 1580 г. королевским указом было запрещено возведение зданий в пределах трех миль от ворот города Лондона. Первые представители династии Стюартов, Яков I и Карл I, наложили дальнейшие ограничения на строительство в Лондоне. Это означало, что здания, строившиеся в центре столицы (и других городах, подражающих ей), были в основном высокими и узкими и имели внешний декор, такой как резьба по дереву или орнаментальная штукатурка, сконцентрированный на перегруженных фасадах.

В сельской местности, где земля была менее дорогой, здания могли строится в любом направлении, и художественное оформление фасада могло быть более свободным.
В течение большей части этого периода основное влияние оказывали Нидерланды и Германия, но позже в 16-м столетии стало чувствоваться влияние Италии, которое проникало через северные европейские страны. Этот процесс вел к постепенному заимствованию классических мотивов и классических ордеров - то есть системы орнамента, унаследованной от древней Греции и Рима, основанной на дорическом, ионическом, коринфском, тосканском и композитном стилях колонн и антаблемента. Желание клиентов применять новшества было менее сильным, чем энтузиазм мастеров, которые пропагандировали их. Начиная приблизительно с 1560 года поток книг и гравюр стал поступать в Англию из Антверпена, расширяя словарь декоративных средств ремесленников. Когда герцог Альба начал подвергать гонениям протестантов в Нидерландах в конце 1560-х годов, поток печатного материала был увеличен мастерами и художниками, бежавшими в Англию, чтобы избежать опасности.

Одним из наиболее важных художественных средств, привезенных из Антверпена в этот период, стал переплетающийся орнамент - главная форма внутреннего художественного оформления на потолках, каминах и изделиях из дерева. Многие из новейших декоративных методов, включая переплетающийся орнамент, были сначала приняты при дворе или в придворных кругах, но скорость, с которой идеи распространялись по социальной лестнице, была очень быстрой. Это привело к непониманию декоративных мотивов простыми ремесленниками.
Воображение местных ремесленников играло централь-
ную роль в стиле жилых зданий. Некоторые особенности были универсальны - форма дверей, наличники окон, общий внешний вид камина, влияние Итальянского Ренессанса - но конечный продукт был бесконечно разнообразен. Благодаря региональным вариантам использования строительных материалов, период 1485-1625 гг., был, по-видимому, одним из периодов со значительной стилистической свободой. Это очевидно при сравнении с эпохой барокко, которая видела введение правил классической архитектуры и становление массового производства.


Двери

Размер и положение дверного проема диктовались практическими требованиями доступа и конструкции. Независимо от того, сделаны ли они из дерева, камня или кирпича, завершения дверей эпохи Тюдоров обычно были плоскими или четырехцентровыми (то есть в форме невысокой арки, которая возвышается к центральной точке). Четырехцентровые завершения иногда имели резные антревольты. Косяки часто имели фаски для защиты и украшения рамы. Сандрики или выступающие карнизы встречаются над парадными дверьми, и в течение 16-го столетия подъезды (крылечки, парадные входы получают распространение.
Внутренние дверные проемы, защищенные от непогоды, являются более сложными, чем внешние. Эволюция их декоративных особенностей подобна эволюции декора камина. Классические детали такие, как столбы и карнизы, начали появляться примерно с 1550 г., но поздний средневековый стиль остался доминирующим на протяжении всей эпохи.
Наружные двери делались из досок до 26 дюймов (65 см) шириной, обычно дубовых. Доски или закреплялись горизонтальными рейками с обратной стороны, или вторым рядом досок, положенных под прямым углом к первому. Шляпки гвоздей иногда оставляли видимыми, чтобы создать декоративную отделку. Обычные внутренние двери скреплялись рейками. Двери большего размера были более легкими, включая раму с заполнением из деревянных филенок. Детали дверей - более простыми, кроме дверей в самых богатых домах.


Окна

Самые простые окна в этот период были не застекленные квадратные проемы, полностью открытые, разделенные рядом деревянных или каменных средников (вертикальных стоек) оконных рам. Большинство имели внутренние ставни. Окна со средниками были широко распространены в начале периода; а в 16-м веке чаще встречались оконные рамы со средниками и поперечными брусьями: то есть окна с вертикальными столбами и горизонтальными брусьями. Это правило относится ко всем зданиям. Однако верхние части окон подвергались изменениям в течение всего периода. В богато украшенных домах с начала столетия завершения окон имели лиственные узоры, но большую часть 16-го в. четырехцентровые арки были типичны для всех, кроме наиболее бедных домов. К концу века прямоугольные завершения окон стали нормой. Каменные или кирпичные сандрики были распространены на протяжении всего периода.
В самых богатых зданиях окна всегда застекляли, но в больших сельских домах и городских зданиях стекла стали обычным явлением только к концу 16-го столетия. Меньшие дома должны были ждать конца 17-го века. Стекло было обычно очень тонким и довольно серым и вырезалось из выдутых дисков (кронглас). В течение 16-го столетия отдельные оконные стекла размещались по диагонали; а в 17-м веке изготовлялись большие стекла, они помещались в прямоугольниках. Если окна открывались, а это могли не все, то они открывались посредством железных или деревянных оконных створок, прикрепленных петлями к каменным средникам


Стены

Наиболее распространенной отделкой поверхности внутренних стен в доме в этот период была штукатурка, положенная на кирпичи, камни, на каркас из дуба или каштановых планок и покрытая известковым раствором (побелкой).
В более богато украшенных домах деревянные панели прикреплялись к кирпичной или каменной стене, как декоративное покрытие, или к деревянному каркасу дома, образуя стену. Когда обшивка применялась к уже существующим стенам, она могла быть во всю высоту стены или до уровня фриза или цоколя. Над обшивкой цоколя обычно висели драпировки (гобелены или окрашенная ткань), а иногда были декоративные росписи, имитирующие ткань или панели. Обои были редкими в этот период. Над панелями на уровне фриза иногда рас-
полагался нарисованный или лепной фриз. Деревянная обшивка представляет собой тонкие доски, вставленные в углубления в твердой древесине стоек и поперечных брусьев. Эти панели в основном были дубовыми, они представляли собой квадраты со сторонами не больше 24 дюймов (60 см) и были настолько тонкими, насколько возможно. Резной декор был очень популярен; в начале 16-го столетия в моду вошли "льняные складки" (восходящие к драпировкам). Позже использовались арабески, плетеные и лиственные орнаменты, как и бюсты в медальонах. Геометрические формы образовывались прикрепленными рейками. В более шикарных домах панели могли окружать камин и наличники дверей


Потолки

В 15-м веке потолки обычно были нижней стороной пола этажа, находящегося выше, и эта традиция продолжалась в скромных домах на протяжении большей части этого столетия. Элементы конструкции перекрытия иногда украшались. Однако в начале 16-го столетия нижняя сторона балок перекрытия в новых домах стала закрываться досками или планками, которые покрывались штукатуркой. Эти подвесные плоские потолки могли оставаться гладкими, но иногда они покрывались резьбой или украшались лепниной. Даже совсем бедные дома имели какое-нибудь украшение потолка, часто в форме фасок на балках.
На декорированных потолках главные балки, которые являются основными структурными элементами, делят потолок на отделения, которые могут быть оставлены гладкими, быть окрашенными, заполненными резными деревянными или лепными ребрами. Ранее потолки с кессонами были подобны сеткам, но более поздние, в 16-м столетии, имеют разнообразные формы и часто включают органические мотивы или плетеный орнамент.
В точках пересечения ребер или полос орнамента иногда помещались профилированные розетки, а в более великолепных домах подвески. Лепные профили сначала делали прямо на месте, но позже более сложные образцы выполнялись в деревянных или восковых формах, а затем устанавливались.
Потолки не всегда были плоскими, потолки верхних этажей больших домов часто были с паддугами или четырехскатными.


Полы

Самые простые полы первого этажа были утрамбованной землей; лучшие из них были из кирпича, положенного плашмя, плиток; некоторые выстилались плитами из камня. Кирпичные полы были распространены, но поскольку кирпич - мягкий материал, то большинство таких полов, существующих сегодня, являются более поздней заменой. В богатых кирпичных домах употребление кирпича обычно ограничивалось служебными помещениями. Плитки могли иметь узор, быть глазурованными или оставаться гладкими; их цвет и размер изменяются от области к области. Каменные плиты предпочитались для покрытия на первом этаже; как только они стесывались, их переворачивали и использовали снова до полной замены. Обычно применяли местный камень; виды камня, которые находят сейчас, это Йоркский камень, гранит, сланец, многие виды песчаника и даже мрамор. Булыжники можно встретить в сельских домах, где животные содержались внутри помещения.
Верхние этажи обычно имеют деревянные полы, главным образом из дуба, хотя были найдены из вяза. Доски более широкие, чем современные: 24 дюйма (60 см) - не были необычной шириной для доски того времени. Многие полы оштукатуривались, особенно в северной Англии. Состав обычно содержал высокую пропорцию соломы для большей крепости. В особых домах полы могли быть окрашенными, но более распространено было покрытие тростниковыми циновками. Циновки были универсальным покрытием для пола. Иногда циновки клали, когда штукатурка была еще влажной, чтобы они зафиксировались в полу, или их клали полосами на сухую поверхность. Полосы часто сшивались вместе и прибивались гвоздями по краям. Ковры тогда были роскошью.


Камины

В начале 16-го века центральный очаг был обычным, но за столетие пристенный камин стал более распространенным. Камин стал центром архитектурного внимания. Самые простые камины имели кирпичную или каменную дымовую трубу, строились напротив внешней стены или размещались в одной из центральных внутренних стен. В последнем случае несколько каминов могли использовать один и тот же дымоход (если расположены задней частью друг к другу или на различных этажах). Такие камины имели деревянные или каменные перемычки, которые могли быть простыми, со скошенными краями, профилированными или резными.
В более величественных домах проемы каминов могли быть решены как один деревянный, кирпичный или каменный объем. С начала 16-го столетия камины обычно перекрывались четырехцентровыми арками, украшенными фасками или профилями. Фриз часто увенчивал перемычку. С 1540-х годов роскошные камины декорировались в стиле Ренессанс, например, использовалась классическая ордерная система на косяках. В каминной полке были ниши, гербы, декоративные панели или плетеные орнаменты. Поды делались из камня или кирпича; кирпичные регулярно перекладывались. Задняя сторона часто отделывалась тонкими кирпичами или плитками или защищалась задником из кованого железа. У самых простых подов были маленькие кирпичные стенки, поддерживающие горящие поленья, но большинство имели железные подставки. В течение 16-го столетия дрова становились все более дорогими и увеличивалось использование угля в топках.


Лестницы

Наиболее обычной формой лестницы был прямолинейный пролет. В маленьких домах она была втиснута в узкое пространство и часто скрывалась за перегородкой. Лестница в виде "собачьей ноги" - разновидность, включающая два смежных пролета с балюстрадами в той же вертикальной плоскости. В лучших домах лестница была признаком благосостояния хозяина; ее часто помещали сбоку от центрального зала со сложным, тяжеловесным художественным оформлением. Многие дома, включая весьма величественные, имели наружные лестницы и галереи.
Винтовые лестницы можно встретить только в лучших домах. Они имели массивные квадратные центральные стойки из кирпича или камня, которые к середине 16-го столетия развились в каркасную лестницу со стойкой. В этом случае сплошная центральная стойка заменялась фахверковой башней, окруженной каменной или кирпичной лестничной клеткой.
Большинство балясин елизаветинского периода стали походить на колонны или же они получали перехваты. Резные или ажурные плоские балясины можно увидеть после середины 16-го столетия, но они более типичны для яко-битских лестниц. Они имеют изогнутую или сужающуюся форму и опираются на плетеный орнамент. Вся лестница представляет собой тетиву, то есть балясины установлены скорее на диагональном подкосе, чем непосредственно на лестнице. Для перил использовалось широкое разнообразие профилей. Стойка лестницы является опорой (piece de resistance), она могла быть тщательно выточенной и резной даже в весьма скромных домах.


Встроенная мебель

Встроенная мебель была важной частью всех домов в начале 16-го столетия и продолжала оставаться в более бедных домах в течение всего периода. Большая часть мебели, изготовленная прямо на месте, предназначена для хранения вещей. Наиболее обычная форма - стенной шкаф, который устраивали, закрывая нишу в стене рамой и дверью. Ниша могла быть в каменной стене или сделана в деревянной перегородке. Шкафы могли быть очень изысканными или в небольших домах представлять собой просто маленькие шкафы для хранения специй или свеч. Они часто находились рядом с камином, чтобы сохранить сухими хранящиеся в них продукты. Иногда на кухне были подобные шкафы или лари с поднимающейся крышкой, защищавшей продукты от грызунов.
Неподвижные сидения часто устраивались в оконных нишах, портиках или даже в больших каминах. Они могли быть деревянными, но чаще являлись частью каменной конструкции дома. Деревянные скамьи с высокой спинкой и подлокотниками могли быть встроены в стены и встречались в самых разных домах. Сиденье скамьи прикреплялось петлями и служило одновременно сундуком для хранения вещей. Столы и скамейки на козлах иногда встраивались в пол в кухнях и залах и обычно не украшались.
Внутренние портики появляются в некоторых (но не бедных) домах в конце 16 и 17-го столетиях. Они служили для ограждения и обычно находились у наружных дверей, хотя большие комнаты также имели внутренний портик.


БАРОККО (1625-1714)

Образованные англичане 17-го столетия чувствовали себя униженными, считая, что их культура уступает культуре древнего мира. Архитектура была одним из многих примеров такого неравенства. В течение предыдущего столетия англичане постепенно знакомились с древним декором, но применяли его не систематически, так как это требовало больших расходов. Художественным достижением двора первых двух королей династии Стюартов (Якова I, 1603-25 гг., и Карла I, 1625-49 гг.) было применение системы декора в древней манере, которую можно было использовать повсюду благодаря зрительной наглядности. Большое значение в этом отношении имели проекты придворного архитектора Иниго Джонса (1573-1652 гг.).
Главным принципом этого придворного стиля была теория "декорума", заново открытого итальянскими теоретиками в древних рукописях, посвященных искусству. "Декорум" - латинское слово, означающее "уместность". Для архитекторов это означало, что украшение, соответствующее одному типу здания, или одному месту в здании, не должно использоваться в других местах. Это могло было достигнуто использованием классических ордеров. Например, женственного коринфского ордера в Квинз Хаус (Queen's House), Гринвич (1616-30 гг.), спроектированного Иниго Джонсом; и дорического ордера в конюшне. "Декорум" можно также обеспечить, если общие очертания здания учитывают назначение здания. Так, решение нового дворца для короля Карла привлекает внимание использованием мотива триумфальной арки, доминирующей в центре, в то же время дома, в которых живут люди примерно одинакового статуса, едва ли вообще имеют какие-либо подчеркнутые элементы. Придворный стиль ввел принципы, существовавшие затем долгое время. А именно, конструктивную и практическую метафору, по которой этажи подразделялись на цокольный (в действительности - первый этаж), основной парадный этаж (piano nobile) и мансардный (верхний этаж). Роль цокольного этажа как опоры для верхних этажей (конструктивная) и как подсобная (функциональная) выражена рустованной каменной или кирпичной кладкой и отсутствием украшений. Роль парадного этажа выражена его высотой и окнами, увенчанными фронтонами. Незначительная роль мансардного этажа - это его небольшие размеры. Систему оформления фасада можно увидеть в решении жилища принца Уэльского в Ньюмаркет-ском Дворце (Newmarket Palace), Суффолк (около 1619 г.). Она, возможно, повлияла на архитектуру дворянских домов в этой местности, например, Рейнхэм Холл (Raynham Hall), Норфолк (около 1635 г.)
Другой новой особенностью, введенной королевским двором, была концепция единства. Подобно "декоруму", идея единства была заимствована из древних рукописей по искусству, пройдя через работы итальянских теоретиков. Она требовала системы проектирования настолько всеобъемлющей, что изменение любого элемента повлекло бы соответствующие изменения во всем проекте. Самым простым способом достижения единства было обеспечение одной подчеркнутой черты. Это мог быть бросающийся в глаза парадный этаж, как в Уилтон Хаус (Wilton House), Уилтшир (около 1632 г.), пристроенный центральный портик, как в Вайн (The Vyne), Гемпшир (1654 г.), выступ или углубление в плане, как в Стоук Бруэрн (Stoke Bruerne), Нортгемптоншир (до 1634 г.). Могла быть центральная башня на фасаде, как в Коулсхилл Хаус (Coleshill House), Беркшир (около 1650 г., теперь не ceществует), или центральная комната. Это могла быть часть здания с украшениями на стене и не имеющая других украшений, как в Бенингбру Холл (Beningbrough Hall), Йоркшир, (1715 г.), или участок с богатыми украшениями на мало украшенной стене.
Эти принципы были полностью реализованы только в кругах, где больше всего ощущалось влияние двора. В других случаях проектировщики меньше интересовались этими абстрактными идеями. Хотя "декорум" стал оказывать большое влияние на архитектуру, его принципы часто нарушались, например, экстравагантным обрамлением окна или помпезной рамой двери, ведущей во второстепенную комнату. На иллюстрациях в этой книге можно найти много примеров, в которых это правило нарушается. Они отражают знакомство, хотя и поверхностное, с придворной архитектурой, но недостаточное понимание ее принципов. При дворе считали, что следует сдерживать основные эстетические вкусы этого динамичного периода. Рамы выступали вперед, украшения были обильными, наличники не придерживались прямых линий, лепнина отличалась размерами и пышностью, резьба была крупной и выразительной, цвет отчетливым и простым.
Пребывание двора в изгнании с 1642 по 1660 гг. уничтожило пристрастие к теории, в то время как динамизм не придворной архитектуры процветал. С возвращением короля Карла в 1660 г. теоретические основы ранней придворной архитектуры Стюартов были восстановлены, хотя ее практическое выражение было обогащено изучением придворной архитектуры в местах изгнания, особенно во Франции и Нидерландах. Влияние Франции более заметно в общественных зданиях, но его можно также увидеть в домах придворных, например, герцога Монтагю
(Montagu) в Боутоне (Boughton), Нортгемптоншир (1683г.), и герцога Сомерсета в Петворте (Petworth), Суссекс (1688 г.). Влияние Нидерландов на придворных архитекторов можно увидеть в Элтхам Лодж (Eltham Lodge), Кент (1663 г.), который является подражанием дому Питера Поста Мауритсхуис (Mauritshuis) в Гааге; но его можно также заметить в восточных графствах Англии в кирпичных домах с фигурными фронтонами, принадлежавших владельцам более низкого социального уровня.
После 1690 г. старая идея единства стала менее популярной. Архитекторы стали больше интересоваться воссозданием облика древних римских зданий или, по крайней мере, итальянских зданий эпохи Ренессанса (которые, казалось, имели действительно древний облик). Так, Истон Нестон Холл (Easton Neston Hall), Нортгемптоншир (около 1685 г.) имеет различное количество этажей на разных фасадах: его композиция не единообразна, несмотря на то, что она имеет некоторое сходство с дворцом эпохи Ренессанса. Мода, подражающая античности не давала единого решения. И хотя замок Ховард (Castle Howard) в Йоркшире (1699-1726 гг.), построенный Николасом Хок-смуром (Nicholas Hawksmoor) и сэром Джоном Ванбру-хом (John Vanbrugh), имеет единую композицию, другие величественные дома, например, дворец Бленим (Blenheim Palace), Оксфордшир (1705 г., построенный теми же архитекторами), состоят из элементов, которые явно не гармонируют друг с другом. Один из самых экстремальных примеров этого - Ситон Делавал Холл (Seaton Delaval Hall) Ванбруха, Нортумбрия, чьи составные части имеют мало или никакого отношения друг к другу. Архитекторы этой школы периода после 1690 г. больше интересовались чисто визуальными результатами и поэтому имеют больше общего с живописью 18-го века.


Двери

Официальная жизнь в эпоху барокко нигде не была более театрально выражена, чем в парадной двери, которую делали так, чтобы она выглядела одновременно нарядной, как задник сцены, и такой же внушительной, как ворота цитадели. По ее боковым сторонам могли находиться колонны, или (что было менее дорого) пилястры. Колонны могли быть гладкими дорическими или нарядными и выглядящими дорогими. Если колонны были нарядными, они могли быть каннелированными, витыми или украшенными декоративными панелями. Двери часто находились наверху ступеней, ведущих к ним. Над ними могли быть раковины, но двери могли находиться и в портике. Над дверью могла быть благочестивая надпись, резное изображение герба или фронтон, в зависимости от того, хотел ли владелец подчеркнуть свои правила морали, свое происхождение или свою ученость. Фронтон мог быть простым, мог заканчиваться завитками или иметь двойную кривизну и завитки (тип "лебединой шеи" - с плавным изгибом); он мог быть заполнен резными украшениями, из-за которых иногда трудно было разглядеть форму. Однако, в виду того, что знакомство с античной архитектурой становилось все более обычным, декор все более и более ограничивался отдельными участками, например, капителями или фризами.
Двери украшали петлями Г-образной формы, с узорами в виде бабочек или "петушиного гребешка". Большинство использовали массивные деревянные врезные замки, но богатые покупали замысловатые и дорогие железные и латунные замки, чтобы продемонстрировать свое покровительство изобретательным механикам.


Окна

Наличники окон, особенно на фасаде с входом, выполнялись с таким же великолепием, как парадные двери. Особенно роскошными были окна в середине среднего этажа, кроме того, они должны были обеспечить единство фасада, являясь центром всей композиции. Даже владелец относительно не бросающегося в глаза городского дома был готов потратить деньги на нарядное "венецианское" (трехстворчатое окно) с центральной частью, увенчанной аркой.
Большие оконные проемы сначала поддерживались вертикальными стойками или средниками и поперечными брусками. Позднее в этом же периоде их количество и объем уменьшились. Первоначально центральная стойка оставалась массивной, в то время как другие уменьшались в размере. Затем, когда количество окон увеличилось, и они стали более узкими, центральная оконная стойка стала необязательной. Поперечные бруски помещались относительно высоко в проеме, и их число уменьшилось от двух до одного. Фасонные профили первых вертикальных средников окна были заменены простыми с квадратным сечением.
Створные рамы с вертикальной подвеской, крепившиеся петлями, заполняли пространство между вертикальными стойками окна и поперечными брусьями. Появление уравновешивающих друг друга вертикально скользящих створок окон в 1670-х годах сделали ненужными оконные средники и поперечные брусья, позволив открывать намного большие пространства окна. К 1700 г. подъемные окна стали широко применяться, и модные окна делали как можно более высокими и узкими. Створные окна с вертикальной подвеской рам продолжали применять в небольших домах и в служебных помещениях многих больших домов.


Стены

Стены украшались узорами, за исключением стен в бедных домах. Узор обычно наносили краской по трафарету. Позднее в том же 17-том столетии вместо нанесения узоров с помощью трафаретов начали применять бумагу с рисунками, нанесенными с помощью ксилографии Это были первые обои. Обе эти формы художественного оформления недолговечны и очень редко сохранялись до нашего времени. Более богатые владельцы завешивали стены ткаными или окрашенными материалами. Гобелены для богатых изготовлялись в Англии или их ввозили из континентальной Европы. Наиболее экстравагантным покрытием была кожа, которая могла быть тисненой, иногда с вытисненным узором и изредка позолоченной. Ее прикрепляли к рейкам.
Обшивка деревянными панелями была модной формой облицовки стены; к ней часто относились как к мебели, и, получив наследство, могли снять со стен дома. Обшивка состояла из панелей, размер которых увеличивался с совершенствованием столярного дела. На деревянную облицовочную панель наносили краской узоры, которые зависели от формы панели: обычно использовались геометрические и абстрактные узоры иногда с добавлением различных изображений. Геральдика, нравоучительные темы и классическая архитектура (они стали более эффектными с увеличением размера панели) изображались на стенах домов богатых домовладельцев. Тенденцией было подражание более дорогому материалу: хвойную доску (сосну или ель) красили так, чтобы она была похожа на дубовую, дубовую так, чтобы она была похожа на ореховую, и многие виды дерева обрабатывали таким образом, чтобы они были похожи на мрамор или панцирь черепахи.


Потолки

Большинство потолков этого периода не украшали лепниной. Украшали потолок, снимая фаски с балок, а иногда со стропил, поддерживающих междуэтажное перекрытие. Единственная особенность, отличающая потолки этого типа от подобных потолков 16-го столетия или более ранних, - то, что деревянные элементы стали более узкими - отражение того, что дерево стало дефицитным. Острые ребра в конце фасок становились все более и более сложными.
Лучшие дома имели лепные потолки, как и раньше, подвешенные к нижней стороне междуэтажного перекрытия верхнего этажа. Однако стиль лепных украшений сильно изменился, хотя только после примерно 1640 г.
Было желание подражать древней архитектуре. Так как стены постепенно приобретали древние архитектурные формы, стыковка с потолком отмечалась карнизом - даже если потолок и стена были простыми. Если эту точку вообще подчеркивали в16-том столетии, то это делали с помощью фриза. Систематизация украшений все увеличивалась. Потолок 16-го и начала 17-го веков представлял собой непостижимый лабиринт, состоящий из орнамента. На потолке в стиле барокко, сохранились участки, плотно покрытые орнаментом. Они были отделены друг от друга и даже от некоторых других участков, совершенно не украшенных. Они отделялись сеткой, которая требовала четкой системы.


Полы

Если камень имелся в достаточном количестве, в домах в стиле барокко полы в главных и подсобных комнатах первого этажа выкладывали каменными плитами, в противном случае использовали кирпичи или плитки. Применение современной гидроизоляции привело к уменьшению количества сохранившихся оригинальных полов. В домах исключительного качества полы, использующие камень или мрамор двух или более цветов, выкладывались таким образом, что они разной глубины (иллюзионистские узоры).
На верхних уровнях полы делали из деревянных досок, за исключением восточных центральных графств Великобритании, где их делали из известкового теста, положенного на обшивку. На наиболее дорогих деревянных полах выкладывались узоры из дерева нескольких цветов. Ценились иллюзии: паркетные и даже инкрустированные полы могли выглядеть как каменные. Менее дорогим способом было нанесение узоров на доски пола краской. Этот метод был достаточно распространен, но немного таких полов сохранилось.
Тканые ковры, обычно импортируемые из восточной части Средиземноморья, считались слишком дорогими, чтобы по ним можно было ходить. Их клали под лучшую мебель и под самих владельцев, когда писали их портреты. В менее парадных комнатах полы иногда покрывали циновкой.


Лестницы

Лестницы в стиле барокко очень массивны. Обычно они выполнены из дерева, часто из дуба и до конца эпохи барокко имеют тетиву, с диагональной балкой, закрывающей концы проступей и подступенков и поддерживающей балюстраду. Самые величественные лестницы - каменные с замысловатыми балюстрадами из кованого железа. Поскольку каменные ступеньки не могли опираться на диагональную балку и должны были поддерживаться консолями, требовалось знание конструкций. Такие лестницы могли сооружаться только в богатых домах, но изобретательность мастера позволяла делать менее дорогие деревянные лестницы похожими на каменные: они или поддерживались на консолях, или только казались консольными благодаря тому, что балка устанавливалась сзади, вне поля зрения.
Наиболее дорогие деревянные балюстрады представляли собой сплошные ажурные панели, сначала с плетеным орнаментом, а позже с орнаментом в виде завитков аканта, иногда к тому же с резными фигурами. Более распространены отдельные точеные балясины. Сначала они сужались к середине, но к середине 17-го столетия их центр тяжести стал находиться ниже, и они приобрели форму вазы; более дорогие украшены резными акантовыми листьями. После 1660 г. в моду вошли витые балясины. Колонны в конце лестничного марша обычно имеют квадратное сечение с декоративной деталью наверху. Начиная примерно с 1660 г. они иногда прикреплялись к полу резной консолью. Квадратные колонны лестницы были, в конце концов, заменены классическими колоннами.


Встроенная мебель

Значение слова furniture (мебель, обстановка) в то время было шире, чем сегодня, и могло включать такие предметы, как деревянная панельная обшивка: человек мог, например, завещать свои деревянные облицовочные панели отдельно от своего дома.
Там, где дома имели очень толстые стены, всегда можно было устроить встроенные шкафы. Проветриваемые шкафы для хранения пищевых продуктов иногда устраивались в нишах. Их двери, обычно дубовые, различались по стилю от области к области. Некоторые были относительно простыми с пробитыми отверстиями; другие в домах более преуспевающих владельцев могли быть облицованы панелями и украшены. Шкафчики, используемые для хранения специй и лекарств, также могли быть встроены в стену.
Встроенные буфеты, которые использовались для демонстрации серебра и стекла, стали модными в конце 17-го столетия. В самых великолепных домах они могли быть встроены в столовой в ниши с арочным завершением. Менее богатые семьи могли иметь встроенные угловые шкафы обычно с фигурными полками и украшениями в виде раковин. Эти популярные шкафы, которые нельзя было передвигать, часто встраивались в деревянную обшивку стены.
Когда книги стали более доступными, библиотеки стали оборудовать встроенными книжными шкафами. Первоначально книги размещали за дверцами шкафа, но затем их заменили открытыми полками, так как все более и более обычной становилась демонстрация корешков книг.


РАННЕГЕОРГИАНСКАЯ ЭПОХА (1714-1765)

Аристократы-любители, новое поколение профессиональных архитекторов, и самоуверенные, хотя и не получившие, как правило, архитектурного образования строители-коммерсанты, т.е. строившие дома на продажу или сдачу в аренду, - все они внесли значительный вклад в развитие английской жилищной архитектуры первой половины 18-го столетия. Ко времени смерти королевы Анны (1714 г.), времени, характеризуемом высоким уровнем архитектурного вкуса, барочный стиль конца 17-го века был вытеснен новой архитектурой утонченных форм и деталей. Модный кружок, который возглавляли лорд Бурлингтон (Burlington) (1б94-1753гг.) и архитекторы Колен Кемпбелла (Colen Campbell)(1673-1729 гг.) и Уильям Кент (William Kent) (1685-1748 гг.), придерживался идеалов итальянского архитектора Андреа Палладио (1508-80гг.). Их прекрасные городские и загородные дома в своей планировке и пропорциях отражали влияние Палладио (на которого в свою очередь повлияла древнеримская архитектура), как в симметрии и регулярности распределения оконных проемов по фасаду здания, так и в проработке их деталей, заимствованных из итальянских образцов 16-го столетия. Палаццо, возведенные Палладио вокруг Виченцы в северной Италии, оказали большое влияние на георгианскую архитектуру. Это привело к заимствованию высокого и богато украшенного парадного этажа (piano nobile), главного этажа дома, который являлся или приподнятым цокольным этажом, или вторым этажом. В больших поместьях огромное внимание уделялось архитектурному оформлению служебных построек, конюшен, но при устройстве кухонь (часто располагавшихся в отдельном павильоне) и других более скромных подсобных помещений без колебаний жертвовали удобствами ради достижения величия. В Лондоне самые изысканные и престижные дома также проникнуты духом Палладио, но, что касается более скромных домов, там тон задавало коммерческое строительство, ускорившее создание той плотной сетки улиц и площадей, которая вышла в георгианскую эпоху за пределы города. В результате кирпичные, блокированные дома, появившиеся впервые в 17-том столетии, быстро стали преобладающим типом жилой архитектуры. Их размеры, пропорции, детали и способы строительства определялись неофициальными правилами вкуса, которые пропагандировались в каталогах образцов для профессиональных архитекторов и строителей, и рядом Строительных указов (Building Acts). Первые такие указы были изданы после Великого пожара в Лондоне (1666 г.), согласно которым дома в центральной части полагалось строить из кирпича или камня и применять плоский фасад. По указу 1707 г. запрещалось использовать распространенные до этого времени деревянные карнизы и требовалось возводить общие стены между блоками дома на всю высоту (т.е. стены, разделяющие блоки должны были проходить и через чердаки), а также и парапеты, чтобы воспрепятствовать распространению огня. Точно так же, чтобы усилить пожарную безопасность, Указ 1709 г. требовал, чтобы оконный переплет был заглублен на толщину одного кирпича (4 дюйма/10 см). До этого окна устраивались заподлицо со стеной, т.е. в одной с ней плоскости. Таким образом, новое законодательство радикально изменило внешний вид фасада, изменив форму и распределение оконных проемов, что повлекло за собой и изменение строительной эстетики. Оба Указа касались только строительства в Лондонском Сити; но Указ 1724 г. расширил область их применения, к тому же провинциальные строители не хотели отставать от архитектурной моды. Это привело к тому, что новым правилам стали следовать даже в небольших городах и в провинции.

Быстрый рост стоимости строительных участков в больших и малых городах (часто сдаваемых землевладельцами в аренду) объясняет компактную планировку городского георгианского дома. В блокированных домах делалось все возможное, чтобы как можно больше комнат освещалось окнами, и требовалась большая изобретательность при решении расположения основных комнат и пристроенных к ним помещений, которые были или "светлыми" (с окном) или "темными". Эти подсобные помещения выполняли различные служебные функции и часто использовались как спальни для слуг, так как в среднем городском доме 18-го столетия жило большое количество людей.
Удобства стали в это время более цивилизованными, хотя ими пользовалась только ограниченная часть населения. В городах водопровод имелся в довольно большом количестве домов лучшего качества, и признавалась необходимость дренажа. Вдали от городских центров ситуация оставалась более примитивной. В течение этого периода искусственное освещение все еще было очень простым, его обеспечивали главным образом свечи в переносных подсвечниках. В более роскошных домах имелся закрытый фонарь в основных помещениях, например, в вестибюле, и канделябры в главных комнатах: такие светильники дополнялись настенными. Однако в течение всего этого периода хорошее освещение было роскошью.
Художественное оформление домов также было признаком богатства и положения в обществе. Сложные лепные и штукатурные работы, резьба по дереву и профессиональные покраска и покрытие позолотой были очень дороги и с точки зрения использовавшихся материалов, и с точки зрения потраченного труда и применялись только в домах дворян и наиболее богатых купцов, которые старались подражать им. Обычные дома окрашивались просто, и окраска выполняла функцию как практическую, так и косметическую: она защищала строение от действия непогоды. Наружные столярные изделия почти неизменно защищали красками, включающими свинцовые белила, которые были чрезвычайно прочными. Внутри окраску делали более разнообразной, добавляя приглушенные, естественные красители. Малярное дело приобретало все большее и большее значение в 18-том столетии. Шире использовали менее дорогие импортные балтийские ели и сосны (т.е. хвойные породы), вытеснявшие местные породы деревьев, например, дуб. Их мягкая древесина была менее долговечной, чем древесина местных деревьев, поэтому их окраска приобретала все большее значение. В первые десятилетия этого века яркие, интенсивные краски были чрезвычайно дороги, и их было трудно положить равномерно, но к середине 18-го столетия усовершенствование техники позволило сделать окраску ярче. Такие же усовершенствования в производстве бумаги и печатании и набивке тканей обеспечили лучшее качество обоев и набивных текстильных драпировок, так что к середине столетия даже английские дома, принадлежащие представителям среднего класса, стали намного более живописными и изысканными, чем они были на пятьдесят лет раньше


Двери

Парадная дверь — главная декоративная черта георгиан-ского фасада. За исключением дверей в дорогих зданиях, имевших каменные детали, двери делал столяр, который не отставал от моды, изучая каталоги образцов.
В первых десятилетиях 18-го столетия дверные коробки в стиле барокко имели тщательно вырезанные детали, включая тяжелые кронштейны, поддерживающие сандрики, иногда выполненные в виде раковин. Эти кронштейны часто украшаются резными изображениями стилизованных животных, листвы или херувимов или имели вид классических консолей с завитками. В 1720-х и 30-х годах получили распространение палладианские формы, на которые повлияла храмовая архитектура. Колонны и пилястры следовали точным правилам пропорций. Сама дверь всегда филенчатая, с двумя вертикальными рядами тяжелых филенчатых панелей. Двери более раннего периода были высокими и заполняли весь дверной проем, но позже их стали укорачивать, чтобы над дверью можно было поместить веерообразное окно. Все двери на фасадах окрашивались в темные цвета или отделывались под древесину.
Эволюция внутренних дверей происходила таким же образом. В дорогих домах двери на основных этажах часто двупольные (двойные, двустворчатые) и устанавливаются в глубоких проемах. Они имеют красивые ручки в виде колец у врезного замка. Обычные двери вставлялись в гладкие дверные коробки с наличниками и другими столярными деталями, выполненными в стиле данной комнаты. Верхние этажи, помещения для прислуги и все дома меньших размеров имеют более простые разновидности модных филенчатых дверей. Дощатые двери сохраняются в сельских областях.


Окна

В то время как створные окна с горбыльками оконного переплета или свинцовыми переплетами все еще широко распространены в простых зданиях, фешенебельные дома имеют подъемные окна. Принцип подъемного окна с двумя подвижными переплетами со шкивами и противовесами в коробке подъемного окна остался неизменным, как и устройство внутренних раздвижных ставней.
Подъемные оконные переплеты первоначально размещались заподлицо с поверхностью наружной стены, но Строительный указ 1709 г. (сначала он касался только Лондонского Сити, но затем область его применения была расширена Указом 1724 г.) требовал, чтобы они были заглублены на толщину одного кирпича (10 см.). Это радикально изменило облик подъемных оконных переплетов с внешней стороны.
Наиболее распространенной формой стекол в подъемных окнах всегда было "шесть над шестью", если размеры дома не требовали другого расположения. Горбыльки оконного переплета первых десятилетий были толстыми и имели тупой профиль, в то время как позже они станут более тонкими. Кронглас (старинное оконное стекло, которое выдували и вращали) удерживался на месте металлическими "веточками" и шпатлевкой. С начала 18-го столетия все больше и больше использовалась балтийская мягкая древесина, ее надо было защищать, окрашивая свинцовыми белилами. Такую окраску рассматривают как типичную для георгианских окон.
Внутренние створки ставен устанавливались заподлицо. Но наружные и оконные наличники были обычно филени,чатым как и другие деревянные части.


Стены

В начале 18-го столетия стены в фешенебельных зданиях обычно имели трехчастное деление и состояли из фриза, основной части и нижней части цоколя под влиянием пропорций архитрава, колонны и базы классических ордеров.
Деревянная обшивка во всю высоту комнаты была модна примерно до 1740 г. В результате использования менее дорогой древесины деревянную обшивку в это время стали чаще красить масляными красками или ей придавали различный причудливый вид, например, раскрашивали под мрамор. Декоративные резные элементы могли быть покрашены в контрастные цвета или позолочены.
Стены могли быть облицованы панелями или оштукатурены до рейки, отделяющей нижнюю часть стены и защищающей стену от повреждения спинкой стула, а основную часть стены завешивали гобеленами или украшали натянутой шелковой парчой, прикрепленной к конструкции из планок или дешевых досок. Обои также становились все более и более доступными. В это время они продавались отдельными листами (размером приблизительно по 90 х 60 см.), приклеенными к тканевой основе, прибитой к планкам. Шелковые и бумажные драпировки и обои обычно отделывались резной или фасонной кромкой, часто с пробитым сложным узором.
Стены, оштукатуренные или с лепниной, считались подходящими для столовых (ткань поглощала запахи) и залов. Оштукатуренные стены оставляли неокрашенными или шероховатыми, чтобы они были похожи на каменную кладку. Карнизы и другие детали могли быть тщательно украшены. Штукатурка широко использовалась в помещениях для слуг и в скромных жилищах. Ее окрашивали клеевой краской или белили.


Потолки

Простые потолки образуются нижней стороной брусьев перекрытий, пространство между ними может быть грубо оштукатурено. Этот образец использовали и для более сложных потолков, их основные элементы покрывались штукатуркой, а в промежутки добавлялись украшения. К этому типу относятся кессонированные потолки с симметрично расположенными ячейками. Типичный ранне-георгианский потолок имеет значительно более сложную конструкцию, включая легкие планки, прибитые к стропилам и покрытые равномерным слоем штукатурки. Такая поверхность обычно украшается по краю профилями с круглым элементом в центре. Тяжелое украшение, популярное в конце 17-го столетия, уступило место палладиан-ским деталям, выполненным в более плоском рельефе.
Карнизы с модильонами и другие "правильные" фризы составлялись из классических мотивов. К 1730-м и 1740-м годам вошли в моду асимметричные узоры в стиле рококо со свободно смоделированными листьями, раковинами и птицами, но уже в 1750-х и 1760-х годах они были вытеснены строгими неоклассическими деталями.
В начале этого периода мода на тщательно отделанные украшенные живописью потолки распространялись на дворцовые здания, но небольшие расписанные вставки со сценами или гербами встречаются и среди горожан. Имеется мало сведений о цвете потолка. Побелка преобладала, но, возможно, потолки украшали белыми деталями на фоне "небесных тонов", сером, желтом или розовом.


Полы

Самый непритязательный пол, который можно увидеть в раннегеоргианских домах был землебитным, его использовали в сельских домах и даже в подвалах и цокольных этажах некоторых городских домов. Кирпичи, поставленные на ребро, или толстые сланцевые плитки были лучше, но для отделки пола в помещениях для слуг предпочитали простое мощение камнем.
Каменные полы, уложенные на балках, типичны для вестибюлей. Сложное мощение, включая инкрустирование мрамором, примененялось в более роскошных домах с погребами с прочными сводами, выложенными кирпичом. Широко использовалось мощения с геометрическими узорами, которые можно найти в нескольких каталогах образцов того периода.
Деревянные дощатые полы с широкими половицами, уложенными на балки, были нормой в других помещениях дома. Дубовые половицы были обычны в ранний период. В более поздний, применялись доски из вяза или, к середине 18-го столетия, хвойные доски из балтийской ели или сосны. Доски, использовавшиеся в первых десятилетиях, часто имели ширину больше 12 дюймов (30 см.): их оставляли необработанными и регулярно чистили щеткой или скребли с песком. Позже доски стали более узкими (8-10 дюймов / 20 - 25 см) и в основных комнатах окрашивались и полировались по краям, окаймляя ковер.
Восточные и английские "турецкие" ковры и ковры с цветочным узором были модным покрытием пола. Половики защищали лестницы и места, где много ходили; декоративные окрашенные и покрытые лаком ткани для пола из холста были упругими и считались подходящими для столовых


Камины

Камин является визуальным композиционным центром раннегеоргианской комнаты. Нарядное обрамление камина отражает большое разнообразие проектов в каталоге образцов, которые выбирались в зависимости от класса дома и важности комнаты. Самые прекрасные образцы сделаны из резного белого мрамора, пригодного для скульптурных работ, часто с инкрустациями из цветного мрамора или редких материалов, например, порфира. Использовался также скальол -недорогая имитация мрамора. Все наиболее популярные образцы были сделаны из дерева с резными или прикладными деталями из композита. Фигурные мраморные косяки или "слипы" (полосы, заполняющие пространство между обрамлением и решеткой) являются типичной особенностью модных каминов. Простой сельский камин имеет большую деревянную перемычку и часто кирпичный под, с отдельно стоящим чугунным задником камина и железной подставкой для дров.
Уголь стал широко использоваться в городских домах. В начале этого периода его помещали на колосниковую решетку (каминную решётку на ножках), которая была предназначена для дров. Она стояла на каменной или мраморной плите пода внутри открытой кирпичной арки камина. Однако чтобы эффективно гореть, углю нужна была меньшая решетка, чем дровам, и к тому же решетка должна была быть приподнята, чтобы огонь мог гореть, и чтобы можно было собирать золу. Новые решетки для каминов, рассчитанных на сжигание угля, начали появляться с 1720-х годов в виде каминных колосниковых решеток, решетчатых полок в камине для подогревания пищи и первых видов встроенных или вентиляционных решеток.
Кухонные камины стали дополнять примитивными чугунными плитами, некоторые с вертелом, управляемым специальным приспособлением для поворачивания вертела.


Лестницы

Фешенебельные дома имеют парадную лестницу и второстепенную заднюю лестницу для слуг. Обычные дома обходятся одной деревянной лестницей с прямолинейными маршами, соединенными лестничными площадками, или имеют винтовой марш для каждого этажа. Наиболее сложное художественное оформление получал главный марш, ведущий от вестибюля до второго этажа. Чем выше в доме находится лестница, тем более простой она становится, и самые простые неприхотливые лестницы ведут вверх на чердак и вниз в подвал.
В это время лестница с "закрытыми ступеньками" с балясинами, расположенными вдоль непрерывной диагональной доски, закрывающей ступеньки, была вытеснена лестницей с "открытыми ступеньками" для основных пролетов. В этом типе балясины устанавливаются в проступях, которые ничем не закрыты: это позволяет украсить концы ступеней резьбой или лепкой. Точеные балясины первой половины столетия обычно помещаются по две или три на ступеньку. До конца этого периода консольное решение встречалось редко.
Кроме поручня, который полировали, деревянные детали, включая проступи, раскрашивались под древесину масляными красками или в однотонный цвет, например, шоколадный. Ступени покрывали узкой полосой ковра или половиком, прибитым к ступенькам.
В особенно высококачественных домах с каменными лестницами делали балюстрады из кованого железа или, с конца периода, из чугуна. Самые лучшие образцы выполнены из стали и отделаны позолоченными деталями.


Встроенная мебель

Следует четко различать неподвижно закрепленное оборудование в помещениях для прислуги в богатых домах (и очень похожую встроенную мебель в более скромных зданиях) и модную обстановку в лучших комнатах городских и помещичных загородных домов. В кухнях стоят солидные кухонные столы из дуба и вяза с наклонными полками над ними и неподвижные рабочие поверхности, поддерживаемые толстыми точеными балясинами. Комнаты экономок часто оборудуются рядами выдвигающихся ящиков и полок, и подобные шкафы для хранения белья стоят наверху в коридорах. Столярные изделия простые, но изящные; дерево обычно красили в грязноватый жёлто-коричневый цвет, а ящики и шкафы оклеивали старыми обоями. В скромных облицованных панелями комнатах по бокам выступа для дымохода в кладке камина обычно находились встроенные шкафы; они использовались для хранения сыпучих продуктов.
Из изящного комнатного оборудования наиболее изысканное было обычно в библиотеке, часто с массивами полок над шкафами, увенчанных карнизом, соответствующим столярным деталям стены. Лучшие изделия сделаны из красного дерева или дуба; меньшие образцы из сосны. Ниши с полками могут включать встроенное бюро или более простую покатую откидывающуюся вниз доску для письма. Ниши и угловые шкафы с фасонными полками были популярны в начале этого периода. Шкафы с филенчатыми дверьми использовались для хранения вещей; с застекленными дверьми - как горки. Последние часто имели резной верх в виде раковины.



 Главная | Вопросы и ответы | Контакты Копирование материалов сайта разрешается только при уведомлении администрации ресурса и указании первоисточника.  Copyright © Grandmaster